Публикации сообщества

Елена Пономарева • 26 февраля 2019

iУчитель. Александр Кузьмин: "Программа стажировки станет триггером..."

Никогда не предполагала, что небольшая частная школа может быть такой интересной! Да-да, речь снова о "Школе Горчакова", современном Царскосельском лицее. Школьный музей есть во многих учебных заведениях, а эта школа сама по сути музей. Но музей живой, сохраняющий прошлое и строящий будущее. И сегодня мы беседуем с ее директором: Александр Владимирович Кузьмин, кандидат филологических наук, преподаватель литературы и английского языка, директор школы имени А.М. Горчакова. В разговоре с ним понимаешь, что именно такой неординарный человек и может стоять во главе уникального коллектива - коллектива учителей, родителей, учеников, выпускников - людей, причастных к рождению Школы.

 

Александр КузьминАлександр Владимирович, не секрет, что сейчас Россия в беде: лучшие, самые умные молодые люди активно переманиваются другими странами. Мы не можем создать им достойных условий, заинтересовать, и в то же время, использовать их потенциал. Потому родители, стремящиеся к развитию своих детей, ставящие высокую планку в образовании и обладающие достаточными средствами, часто ищут способы отправить своих чад в Европу. Насколько школе имени А.М. Горчакова удается конкурировать с лучшими европейскими учебными заведениями?

 

Очень сложный вопрос. Ключевое слово в нем – «конкурировать». Кто наши конкуренты? Это лучшие школы Санкт-Петербурга: ФМЛ 239, 30, 366, Классическая гимназия 610 и другие. К нам в школу приходят обычные дети, качественно освоившие программу начальной школы, и мы ставим перед собой сверхзадачу вывести их на уровень, сопоставимый с выпускниками перечисленных школ. В принципе это удается.

Если говорить о зарубежных школах, мы декларируем, что Школа Горчакова – лучшая альтернатива западным школам-пансионам для юношей. Есть семьи, которые посылают своих сыновей учиться, например, в Англию с надеждой, что ребенок не только получит качественное образование, выучит язык, но и в дальнейшем сможет занять высокое положение в обществе. А есть семьи, которые по целому ряду причин опасаются отправлять детей учиться за рубеж и поэтому ищут похожий вариант в России. Я не раз бывал в частных школах в Великобритании и могу сказать, что у нас много общего: учебный план, пансион, спорт, игра на музыкальных инструментах, проекты. Но я бы не стал говорить о конкуренции между Школой Горчакова и зарубежными частными школами (хотя было два случая, когда родители возвращали детей из Англии и пытались поступить к нам). У нас и возраст разный, и программы другие, и культурные установки значительно отличаются. Но в России должны быть такие школы – с многовековой историей, традициями, тесным взаимодействием учеников с учителями, культом братства, качественным разносторонним образованием, которое поможет выпускнику менять общество к лучшему. Поэтому наша миссия – продемонстрировать государству и социально ответственному бизнесу, что появление школ, подобных нашей, возможно и необходимо. И мы готовы делиться опытом.

 

За плечами учебного заведения уже есть своя история. Школа была создана в 1999 году бизнесменом Сергеем Эдидовичем Гутцайтом. Он продолжает финансировать свое детище. Но школа не смогла бы не только развиваться, но даже и выживать усилиями одного человека. Кто сейчас среди друзей, помощников, меценатов учебного заведения?

Первые десять лет своего существования школа финансировалась учредителем и за счет крупных пожертвований от холдинга ТНК-ВР. В 2010 году мы задумались о диверсификации источников финансирования и пригласили родителей к участию в софинансировании школы. В 2013 году мы сформировали и передали в оперативное управление наш целевой капитал (кстати, В. Потанин сделал в него взнос в размере 1 млн. руб.). К настоящему моменту создана основа диверсифицированного финансирования Школы: пожертвования родителей, физических и юридических лиц, доходы от инвестирования целевого капитала, субсидия из местного бюджета, гранты (два года подряд мы становились победителями конкурса ТОПШкола, проводимого РыбаковФондом, сейчас планируем подаваться на Президентский грант) и, конечно, дотации со стороны учредителя и холдинга, им возглавляемого.

 

Ваша школа, будучи частной, ожидает от родителей финансовой поддержки. Тем не менее, для тех, кому это необходимо, она предоставляет гранты на весь срок обучения. Как часто к вам попадают дети, которым выдается грант? И как они к вам попадают?

Программа грантов – это инициатива выпускников, которые взяли на себя ответственность наполнять наш эндаумент-фонд и распределять доход от инвестиций целевого капитала. Эта программа заработает в 2020 году, когда к нам придет новый 5 класс (обучение в Школе ведется с 5 по 11 классы, и набор проходит раз в 2-3 года). Гранты получат семьи, которые качественно освоили Программу подготовки к поступлению в Школу. Самое интересное – как выпускники будут решать задачу с распределением грантов.

 

Куда чаще всего поступают ваши выпускники после окончания школы?

С 5 по 9 класс наши ученики осваивают в прямом смысле общеобразовательную программу. Развивать свой познавательный интерес или углублять знания по предметам они могут на кружках, в образовательных путешествиях, в ходе проектной и исследовательской деятельности. Так, пробуя себя в разных направлениях, они подходят к выбору профиля в 10-11 классах. Мы помогаем им сделать правильный выбор еще и тем, что предлагаем пройти в 9 классе 6 элективных курсов, которые знакомят со спецификой будущего профиля. В старших классах ребята учатся по индивидуальным профилям, участвуют в олимпиадах, которые дают преимущества при поступлении, и, как правило, поступают в те вузы, куда хотели попасть. По традиции у нас пара выпускников идут в МФТИ, несколько информатиков в ИТМО, гуманитарии – в СПбГУ или Вышку, всегда есть по одному медику-химику-биологу и по одному военному.

 

Александр Владимирович, из вашей школы в конкурсе приняли участие два педагога, и оба попали в список победителей. Школа поощряет участие педагогов в профессиональных педагогических конкурсах, или iУчитель стал исключением?

Я всегда говорю коллегам, что профессиональный рост учителя – залог высокого качества образования учеников. Ребятам интересно наблюдать за тем, как учатся учителя, в каких конкурсах побеждают. В конце учебного года и мы, и они представляем свои портфолио. С другой стороны – время сейчас такое, что нужно осваивать какие-то новые навыки, которые помогают реализовать сложные учебные программы в соответствии с ФГОС. Учителя интуитивно ощущают эту потребность и проходят курсы или участвуют в конкурсах, которые им по-настоящему нужны, дают импульс их дальнейшему развитию. Показательный пример – курс «Психология художественной деятельности ребенка и взрослого», который прошла наша учительница изобразительного искусства; то есть просто знаний по предмету уже мало, приходится выходить в смежные области, осваивать новые компетенции.

 

Готовя материал на конкурс, Вы с Кириллом Павловичем чувствовали себя командой и, соответственно, помогали друг другу? Или конкурентами?

У нас в школе реализуется множество проектов и все решения принимаются коллегиально. Поэтому все всегда работают в команде. Я поначалу не планировал принимать участие в конкурсе, но потом Кирилл Павлович меня заразил, наверное, одному ему было скучно. Мы вместе изучали правила участия, при написании заявки он советовался со мной, я с ним. Пользуясь случаем, благодарю Кирилла Павловича за помощь.

 

Ваш проект “Эверест” - программа развития индивидуальных образовательных стратегий учащихся основной и средней школы - помогает каждому ученику выстроить индивидуальный образовательный маршрут. Кто всё же основное лицо при проектировании маршрута: сам ученик, семья, куратор, директор школы, утверждающий план?

Если ученик сам не спланирует свой маршрут, не сформулирует цели, не продумает шаги, не определит результаты, не предложит критерии оценки их достижения – он не сможет пройти по нему. Конечно, куратор где надо «подрулит», но на уроках ученики уже привыкли и формулировать проблемные вопросы и цели, и разрабатывать критерии оценки выполнения учебных заданий, проводить самооценку, поэтому они понимают логику программы «Эверест». Да, с целями и задачами мы возились месяца полтора, тем не менее это дало результат: сейчас ребята по определенному алгоритму быстро формулируют свои цели на неделю и проводят самооценку.

Директор как куратор всей программы должен иметь представление о ее содержании (то есть маршрутах учащихся), он отвечает за дисциплину в ее реализации. Пока держателем программы являюсь я, поскольку был ее инициатором, но надеюсь в скором времени передать руководство ею кому-нибудь из коллег.

Куратор – тот, с кем ученик обсуждает вопросы, касающиеся учебы. Как оказалось, такой собеседник крайне необходим ученику.

Родители же, отвечающие за образование и воспитание своего ребенка, должны быть в курсе того, куда он движется. Несколько раз в год они приглашаются на общую встречу с куратором, ребенком, его классным руководителем. Технологичность программы позволяет родителям получить более или менее структурированную картинку.

 

В плане личностного развития есть такие пункты как: книги, которые ты планируешь прочитать, олимпиады, в которых примешь участие, проекты, которые ты хотел бы разработать… Это понятно. Но есть и пункт “Создание личной среды взаимодействия (круг контактов, присутствие в социальных сетях)”. Вы поощряете присутствие детей в соцсетях? В большинстве школ обрадовались бы, если бы их учеников там не было.

Они должны научиться общаться в соцсетях, в частности, для решения учебных задач. В образовательных путешествиях или при работе над проектами, мы всегда используем соцсети для общения и передачи информации. Удачный пример продуктивной деятельности в соцсетях – участие нашего 10-классника в олимпиаде НТИ: члены проектной команды в основном общались дистанционно. Кстати, их команда «Разводные мосты» вышла в финал. Ориентироваться в соцсетях нашим учениками помогают выпускники, которые выступают в роли наставников (это часть нашего проекта – победителя конкурса ТОПШкола 2018 «Лаборатория выпускников»).

 

Пункт об устранении дефицитов (низкий уровень устного счета,  самодисциплины, самоорганизации и др.). Учитывая высокий уровень мотивации школьников и жесткую систему отбора учеников, неужели дефициты есть?

Дефициты есть всегда, потому что учеба в нашей школе – решение учебных задач, каждая из которых сложнее предыдущей. Какой может быть прогресс, если от ученика или от учителя не требуется решить проблему дефицитов?

Что касается каких-то проблем, связанных с учебой в школе, то они есть у всех: кто-то прекрасно считает, но испытывает трудности в общении и наоборот. Я уже говорил, что к нам приходят самые обыкновенные ученики, но они готовы вкладываться в учение.

 

Формулировка индивидуальной образовательной стратегии включает, в соответствии с ФГОС, предметные, метапредметные, личностные результаты. Но если мы все умеем оценивать результаты предметные, то с метапредметными и, особенно, личностными все очень сложно. Кто и как оценивает такие достижения ученика как способность к саморазвитию и личностному самоопределению, постановке и достижению целей, способность брать на себя ответственность и доводить начатое до конца, развитые навыки межличностных отношений, работы в группе, умение формулировать и отстаивать свою точку зрения и др.? Как это вообще можно измерить?

Честно скажу, еще не видел готовых методик измерения метапредметных и личностных результатов. Ясно, что их можно замерять только на продолжительных временных промежутках. Мы в этом направлении экспериментируем. Во-первых, мы выделили ключевые метапредметные навыки по классам и замеряем их на уроках (у нас есть отдельные маркеры в электронном журнале), в ходе реализации 6-летней программы «Развитие исследовательских навыков», в образовательных путешествиях, наконец, в конце года в комплексных работах по мониторингу формирования метапредметных навыков. Что касается личностных результатов, то у нас, помимо программы «Эверест», есть еще два направления, по которым мы тоже ведем критериальный мониторинг – это соблюдение правил жизни Школы и самообразование. Мы системно занимаемся этой работой год с небольшим, поэтому пока есть только промежуточные наблюдения.

Мониторинг мониторингом, но должен сказать, что, реализуя вместе с нашими выпускниками проект «Лаборатория выпускников», мы довольны результатом на выходе. То есть идем в верном направлении.


Что Вы ожидаете от поездки в Финляндию?

Планов громадье!

Во-первых, хочется поближе познакомиться с победителями и их проектами, возможно, позаимствовать какие-то идеи (особенно связанные с современными ИКТ-технологиями).

Во-вторых, хотелось бы установить контакт с одной из финских школ и организовать стажировку для наших учителей.

В-третьих, собрать материал о финском образовании и провести большой семинар для учителей и директоров школ Санкт-Петербурга.

Наконец,… На протяжении 10 лет работы в Школе Горчакова я собрал много материала, который хотел бы обобщить в докторской диссертации. В последние несколько недель я в связи с одним проектом, который мы хотим реализовать, прочитал несколько диссертаций, написанных докторантами факультета образовательных наук Университета Хельсинки. Финское образование, действительно, заслуживает внимательного изучения и анализа. Поэтому у меня есть ощущение, что программа стажировки станет триггером, который запустит процесс написания докторской.

Александр Владимирович, мы искренне желаем успехов и Вам, и Вашему учебному заведению! Пусть всё задуманное реализуется!

Кол-во комментариев: (6)

Екатерина Алексеева
Александр, спасибо за интересное интервью. Скажите, пожалуйста, а какие форматы повышения квалификации и саморазвития преподавателей Вашей школы Вы поддерживаете: если участие в конференциях - то какие, на Ваш взгляд, по-настоящему информативны и интересны? если ДО - то какие курсы наиболее востребованы Вашими учителями? если методические курсы в школе - то кого приглашаете и по каким темам? Насколько сетевые проф.сообщества, на Ваш взгляд, могут выполнять сегодня развивающую и мотивирующую роль для учителя или ФБ вполне достаточен для поиска идей, самопрезентации и обзоров текущих образовательных тенденций?
  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии
  • Александр Кузьмин
    Екатерина, одним из самых действенных инструментов профессионального развития педагогов считаю рефлексивные взаимопосещения уроков, о которых я в прошлом году защитил магистерскую диссертацию в Вышке (https://www.hse.ru/edu/vkr/214031545). Эта система у нас работает давно. Кроме того, мы ежегодно устраиваем Летние сессии, на которых в рабочих группах создаем модели образовательных программ или описываем проекты, которые апробируем в следующем году. Так появилась идея школьного музейного пространства на принципах культуры участия, модель взаимопосещений уроков, программа реализации образовательных стратегий "Эверест", проектные сессии. Наконец, мы все активно занимаемся самообразованием: книжки читаем, проходим дистанционные курсы (у каждого свои запросы). Когда-то в школу мы приглашали "методистов", но потом отказались от этой идеи, потому что в присутствии экспертов учителя склонны перекладывать с себя ответственность за генерирование идей, их реализацию. Теперь все есть в интернете, если технология стоящая, то она детально описана в литературе (например, персонализированное обучение). Если нас что-то заинтересовало, знакомимся, обсуждаем, адаптируем под себя и внедряем. Пока у нас плохо получается самим проводить ролевые игры. Вот здесь, видимо, нужен игротехник, который бы нас научил. Что касается конференций, то здесь мы весьма избирательны и участвуем там, где можем рассказать о себе (и проговорить что-то для себя) заинтересованному сообществу (напр., конференция авторских школ, EdTech, форум эндаументов) или научиться чему-то, позаимствовать идеи (в июне, например, в Москве состоится НеКонференция). Не сочтите меня западником, но прорывные идеи и технологии в образовании сейчас можно найти в основном в зарубежных публикациях.
  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии
  • Елена Годунова
    Очень интересное интервью, спасибо! Хотелось бы еще узнать об особенностях гендерного подхода к обучению. Какие именно исследования служат научной базой для образовательного процесса, в чем специфика преподавания только для мальчиков?
  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии
  • Александр Кузьмин
    Елена, когда школа открывалась в 1998 году, учредителю надо было взять в качестве ориентира какую-то образовательную модель. Он выбрал Царскосельский Лицей. Поэтому мальчики, пансион и проч. В том, что в школе учатся только мальчики, есть свои минусы (напр., приходится искать девочек для парного танца), но они перекрываются плюсами: более динамичный ритм прохождения программы, дисциплина, возможность поговорить по-мужски. Если говорить об исследованиях, лежащих в основе образовательного процесса, то это Выготский, Дьюи, Леонтьев, Асмолов - все, что касается системно-деятельностного подхода; школа Марцано - в основе персонализированного обучения; в литературе, которую я преподаю, Маранцман.
  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии
  • Александр Кузьмин
    Наверное, директора слишком заняты, а у меня в нашей маленькой школе слишком много свободного времени :) Но если серьезно, то качественно организованный конкурс - это мощный импульс к дальнейшему профессиональному развитию, возможность продвижения школы во внешней среде, а главное - азарт и то, что называется ёмким словом fun :)
  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии