Публикации сообщества

Екатерина Алексеева • 27 мая 2019

О цифровизации образования и не только

Одним из организаторов  II Международной конференции “Цифровое образование XXI век”, которая пройдет в октябре 2019 года в Москве, является ПАО "Сургутнефтегаз". Предлагаем вашему вниманию, уважаемые друзья, интервью с начальником управления информационных технологий «Сургутнефтегаз», активным и значимым  участником конференции, Ринатом Дамировичем Гимрановым.

В одном из интервью, говоря о корпоративной культуре "Сургутнефтегаза", Вы выделили сбалансированность двух составляющих: с одной стороны, нацеленность на инновации, а с другой – прагматизм. С такой позиции может рассматриваться культура образования?

Несомненно. Инновационная деятельность, без которой ни нефть добывать, ни ИТ применять не получится, требует открытости и постоянного повышения состава и уровня компетенций, - это удел развивающихся профессионалов (ведь образование нацелено именно на развитие личности). При этом в коммерческой организации образование не может не быть прагматичным, то есть, опирающимся на реальную потребность предприятия и встроенным в систему обеспечения эффективности бизнеса. Наше корпоративное образование строится именно с таких позиций.

Вы имеете многоступенчатое и разностороннее образование. Какие приемы, подходы, смыслы Вы бы выделили в своем обучении в разных учреждениях разных стран и приумножили для российской школы/вуза? На каких принципах базируется Ваша преподавательская деятельность?

Для инженерного образования, мне кажется, стоит перенимать опыт и сотрудничать с сферой образования Германии, Франции. Их отличает прагматизм, опора на твёрдые базовые знания, системность и качество. На российской земле эти качества могут быть усилены и подкреплены нашим творческим подходом, например, использованием ТРИЗ (теория решения изобретательских задач). 

В области образования менеджеров - классические подходы к MBA (Master of Business Administration) - мне не импонируют, так как построены в основном на использовании (зачастую копировании) наиболее успешных западных менеджеров (бизнесменов). При этом сами успешные менеджеры отмечают, что действовали без оглядки на успешный опыт и традиции и старались выйти за рамки привычного. Поэтому наиболее эффективно, как мне кажется, опираться на базовые мировые знания и развивать менеджеров на основе осмысления российского опыта и подходов, как исторических (см, например, Прохоров. "Русская модель управления"), так и практических (таких как Тарасов "Искусство управленческой борьбы"). При этом использование современных технологий может существенно повысить эффективность образовательной деятельности и обеспечить качественное образовательное пространство как в техническом, так и в гуманитарном направлениях. Здесь наиболее яркий и успешный опыт в нашей стране имеет ИДО ПСТГУ, в котором я имею честь преподавать уже более десяти лет именно по дистанционной форме. Стоит заметить, что этот подход эффективно работает только в случае высокомотивированных учащихся, и реализуется по принципам андрагогики.  Именно эти принципы можно рассматривать как базовые для моей преподавательской деятельности.

Почему сегодня бизнесу не интересно работать со школами? Или по-другому: в каком случае бизнесу будет интересно работать со школами?

Вы знаете, я не думаю, что бизнесу не интересно. С одной стороны бизнесу просто не до школ, цикл подготовки достаточно длинный и школьник в лучшем случае через 5 лет придёт на производство. В этом смысле работать с вузами более эффективно, в особенности на старшем курсе бакалавриата и в магистратуре. Однако, есть особенности текущего момента. Первая заключается в том, что выпускники вузов сегодня с очень низким уровнем и объемом компетенций. Даже базовые навыки (обучаемость, аналитичность, наличие и умение использовать базовые знания) сформированы слабо. Поэтому бизнесу сегодня важно прийти в школу, чтобы хотя бы убедиться, что в следующем поколении будет лучше. Или, если подтверждающих фактов нет, начать что-то делать, чтобы изменить ситуацию, в круге своего влияния. Вторая особенность, как ни странно, заключается в том, что многие сегодняшние школьники в состоянии решать серьёзные задачи и поэтому можно сотрудничать с организованными технологическими школьными площадками (в Сургуте это, например, Кварториум), чтобы совместно выполнять различные проекты, которые требуют вариативной проработки, макетирования, прототипирования.
И в дополнение можно сказать, что крупный работодатель заинтересован в том, чтобы быть привлекательным в глазах местной молодёжи, что усиливает мотивированность бизнеса на сотрудничество. 

Любые цифровые платформы базируются на разработке информационной системы. Системность в последнее время - это некий дефицит в экономике, политике, образовании. Вы согласны с этим? 

Системность в принципе и информационные системы в частности нельзя рассматривать однорангово в контексте одного вопроса. Нет дефицита в системности в наше время, скорее наоборот, всё слишком системно. Мы стараемся загнать все ситуации в простые системные рамки, а фактор неопределённости рассматривать как вероятность проявления системности. В регулировании сферы образования это особенно заметно. Принята простая (с системной точки зрения) модель построения образовательного контента и среды на основе компетентностной модели. Эта модель описана в совокупности федеральных образовательных стандартов, которые, кстати, постоянно меняются. Это пресловутые ФГОС, текущая версия имеет номер 3++. Они никогда не будут реализованы в полном виде в реальной жизни. Вся система образования занимается изготовлением огромного количества бумаг, чтобы сделать вид, что каждая образовательная организация (и её программы) соответствуют этим стандартам. Но жизнь в систему ФГОС не вписывается, а гибкость и адаптивность в модель системы не заложены. Получилось какое-то бумаготворчество вместо заботы о главном. Лучшее подтверждение отрицательного «результата» – сильное снижение качества образования, выпускники в массе не приспособлены к производственной деятельности. Причём, раньше их можно было хотя бы переучить, а теперешние не умеют учиться, поэтому ситуация очень проблемная. 

"Цифровизация похожа на секс в подростковом возрасте: все о нем разговаривают, но никто не занимается. Сейчас цифровизации уделяют много внимания: все перекрасились, все на своих слайдах говорят, что занимаются цифровизацией, используют слово digital, а понимания, что на самом деле происходит, нет. Нужно сначала сформулировать цели цифровизации, а потом свои запросы для построения цифровых решений". Это цитата из Вашего интервью 2017 г. Что-то изменилось? У каждого и сейчас свой путь цифровизации?

Действительно, первое предложение этой цитаты я «словил» в одном из выступлений на ИТ-форуме в Санкт-Петербурге в 2016 или 2017 году и тогда она точно описывала ситуацию. Сейчас всё не так. Хайп сходит. Прагматизация цифровизации произведена. Появилось, с одной стороны, огромное количество публикаций, популяризирующих цифровизацию, (они, кстати, не всегда написаны теми, кто практически знает, что делать, поэтому много пустышек). С другой стороны, уже достигнут уровень зрелости и накоплен опыт применения современных технологий, чтобы решить, как эффективно применять их на производстве. Поэтому для нас цифровизация сегодня растворилась в конкретных проектах. И это хорошо, ибо практично – применимо и оцениваемо. 

С научной точки зрения есть также несколько интересных площадок для конкретного рассмотрения, одна из них – ежемесячный семинар по цифровой экономике ЭФ МГУ. На таких семинарах вместо популистских заявлений, например, о том, что завтра мы все будем без работы и что цифровая экономика принесёт нам кучу денег, рассматриваются конкретные вопросы в области сверхнизких трансакционных издержек, связанных с природой информации в цифровой форме, особенности влияния ограниченной рациональности человека на цифровые бизнес-модели, институциональные изменения при цифровизации и др.

В связи с цифровизацией, одной из необходимой задач является пересмотр профилей компетенций ИТ-служб. Каковы лично Ваши требования к кадрам? 

Самое важное требование к кадрам – это способность к самообразованию, способность учиться в принципе. Второе важное качество, это открытость к новому, интерес к профессии, готовность развиваться. А на счёт пересмотра профилей, это ещё вопрос, насколько кардинально их необходимо пересматривать. Различные новые информационные технологии приходят непрерывно на протяжении последних 25 лет. Мы их как-то осваиваем и даже участвуем в развитии, но без кардинальных пересмотров профилей компетенций. Гигантизм переобучения - одна из составляющих хайпа, чтобы получить/выбить финансы. Вот, например, больше десяти лет назад начали говорить про Большие Данные (Big Data), о том, что без data scientists (без специалистов по этим самым данным) мы не сможем дальше двигаться. Появились такие специалисты в массе на предприятиях? Нет! И ничего, развиваемся :). 

Если бы был термин "цифровая мудрость", то как бы Вы его пояснили?

«Когда мудрость войдет в сердце твое, и знание будет приятно душе твоей, тогда рассудительность будет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, дабы спасти тебя от пути злого, от человека, говорящего ложь…» (Прит.2:10-12). Мудрость не существует вне конкретного человека, его сознания и сердца, его личности. Поэтому цифровой мудрости не существует и не будет существовать. Основы мудрости есть, например, в книгах Екклезиаста и Притчах Соломона, какая уж тут цифра...

“От интернета вещей мы перейдем к интернету людей”? Это серьезный прогноз?

Мы уже живём в эпоху Интернета вещей и людей (это называется Интернет всего – Internet of Everything), технологии для реализации Большого Брата полностью готовы (см, например, работу Шошаны Зубофф "Капитализм наблюдения").  А фундаментальные знания о человеке содержатся в книге Бытия. Это Ветхий Завет. Если уж за несколько тысячелетий эти основы сохранились, значит никакая технология их не изменит. А вот напомнить о них сегодня, когда развивается искусственный интеллект, роботизация, нейротехнологии и т.д., мне кажется, не будет лишним. 

Почему вы выступаете организатором конференции? Что Вы планируете заявить и что получить как результат?

На конференции «Цифровое образование. 21 век» хотелось бы набираться мудрости у тех, кто старается сделать образовательное пространство лучше, делиться опытом успехов и неудач, обсуждать замыслы и направления для развития с единомышленниками, с практиками и теоретиками. В программе конференции  вы увидите секции по самым разным направлениям развития образовательного пространства -  дидактическим, методическим, инструментальным. Если деятель на ниве образования и ИТ находит в программе для себя что-то интересное, что можно обсудить и чем можно поделиться, значит, конференция сделана и для него. 

Оцените материал:
Поделитесь ссылкой:     

Кол-во комментариев: (5)

Елена Дегтярева
Ринат Дамировиче мне импонирует уже тем, что знает книги Екклезиаста и Притчи Соломона. Гармоничная личность.
  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии
  • Елена Дегтярева
    "Самое важное требование к кадрам – это способность к самообразованию, способность учиться в принципе. Второе важное качество, это открытость к новому, интерес к профессии, готовность развиваться. "- истина и вроде бы все о ней знают, но... На этой неделе встречалась с журналистом, который, побывав в школе на семинаре по интернет-технологиям и робототехнике, не проявил любопытства и не прогуглил, что такое робототехника, Lego education wedo, Kahoot, Minecraft. Он встретился со мной второй раз, чтобы я ему на пальцах объяснила, что это такое и зачем :(
  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии